УВАЖАЕМЫЕ ПОЛЬЗОВАТЕЛИ ФОРУМА ПРОФИ-ПОРТАЛА THA-CAT.RU
Профи-портал Тайские кошки – это сообщество заводчиков и любителей Тайских кошек. На портале собрана полезная информация: покупка-продажа тайских котят, реклама питомников и производителей, ветеринария, генетика, выставки, консультации, окрасы, фотогалерея и многое другое

Чтобы не пропадало

Поэзия и проза.

Модераторы: Moderator, Сапфира, sonchuta, anaof

  • Автор
  • Сообщение
Не в сети
Аватара пользователя
Тайская Королева
Сообщения: 10983
Зарегистрирован: 09 фев 2010, 22:26
Мои тайчики: Их у меня много
Откуда: Москва
Контактная информация:

Чтобы не пропадало

Непрочитанное сообщение Victoria » 16 июл 2012, 22:50

Когда мы готовили какой-то из календарей, мне очень хотелось поместить туда цитаты из моих любимых произведений о тайских кошках. Я подобрала несколько цитат, но так получилось, что они остались невостребованными - слишком большие, затруднительно было всунуть на страницы календаря. Но файлик с цитатами у меня сохранился, хочу поделиться с вами. По-моему, лучше не скажешь о характере тайских кошек (правда, и Лилиан Джексон Браун, и Дорин Тови называют их сиамскими, но мы-то с вами знаем, что это тайские кошки).
Итак:

1. «Као-Ко-Кун – умнейшее животное, это ясно любому мало-мальски дееспособному человеку. То, чего не знает Кот, вообще не стоит упоминания. И уж конечно, Коко известно всё о человеческих слабостях и противоправных деяниях» (Лилиан Дж. Браун «Кот, который...»).

2. «Чтобы понять кота, нужно осознать, что он обладает своими талантами, своей точкой зрения, даже своей собственной моралью. Неспособность кота говорить по—человечьи отнюдь не делает это животное более низким по развитию. К способности говорить коты относятся с презрением. Зачем им говорить, если они могут общаться не используя слова? Между собой коты общаются совершенно свободно и терпеливо пытаются донести свои мысли и знания до человека. Но для того чтобы понять его, нужно расслабиться и стать более восприимчивым» (Лилиан Дж. Браун «Кот, который...»).

3. «То, что мы называем сверхчувствительным восприятием, для кота — обычное дело. Он знает, что вы думаете, что вы собираетесь делать, где вы были. Я бы с удовольствием обменял один глаз и одно ухо на полный набор кошачьих усов в хорошем рабочем состоянии» (Лилиан Дж. Браун «Кот, который...»).

4. «В Мускаунти кошек было предостаточно – и амбарных охотников, и обыкновенных диких котов, и ухоженных любимцев, – но не было среди них столь избалованных, как двое сиамцев Квиллера, и настолько необычных, как один из них, по имени Као Ко Кун, или попросту Коко. Аристократические уши, длинные усы, неподражаемый нос и непостижимый взгляд давали Коко возможность видеть невидимое, слышать неслышимое и чувствовать неосязаемое. Его подружка, очаровательная Юм-Юм, покорила сердце Квиллера тем, что мурлыча вытягивала изящную лапку и осторожно касалась его усов. Коко и Юм-Юм были очень красивой парочкой – бежево-коричневые, с очаровательными голубыми глазами» (Лилиан Дж. Браун «Кот, который...»).

5. «Шеба была домоседкой. Она редко покидала пределы сада, и всякий раз, когда Соломон отправлялся на очередную прогулку, она обязательно, к большому его отвращению, оказывалась на крыльце, когда он украдкой пробирался по дорожке на обратном пути, и злорадно орала, что вот он, вот он, и не отшлепаем ли мы его?» (Дорин Тови «Кошки в доме»)

6. «Шеба была куда осторожнее своего братца и не рисковала залезать в машины. И пока я отчаянно выуживала его веревочкой, она разве что сидела, широко открыв глаза, на капоте, говоря, какой он гадкий, правда? И она просто не знает, что нам с ним делать. Тем не менее, она жаждала последовать его примеру. Это просто было написано на ее голубой мордочке» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

7. «Что бы ни намечалось, Соломон считал себя самым главным и средоточием общего внимания — кроме случаев, когда ему должны были прочистить уши или расчесать шерсть. Тогда невозможно было бы отыскать кота, с такой охотой готового уступить первое место Шебе. Пока мы возились с ней, он сидел рядом, проявляя жгучий интерес к происходящему — обнюхивал вату и блюдечко с растительным маслом, с видом знатока заглядывал к ней в уши, заверяя нас, что они жутко грязные и она, конечно, их полгода не мыла. Но едва подходил его черед, Соломон испарялся. Вопя, что мы глубоко заблуждаемся, что он вовсе не наш кот, он в исступлении прыгал с чехла на чехол, вцеплялся когтями в спинки кресел и края ковров» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

8. «Впрочем, деревня не нуждалась в дополнительных доказательствах, что у нас не все дома. Улик за три года набралось предостаточно. В частности, по утрам, когда нам надо уехать пораньше, я мчусь по дороге в домашнем халате с кошачьей корзиной в руке и заливчиво лаю. Корзину я беру потому, что физически невозможно нести на руках двух сиамов, извивающихся, как взбесившиеся угри. Тогда, если мне удается нагнать их, Шеба отправляется домой в корзине, а Соломон, слезливо причитая, что Именно в Это Утро Он Хотел Быть Лошадью, мешком висит у меня на спине. Лаю я потому, что (иногда) удается внушить им, что где-то поблизости бегает собака, и тогда они останавливаются. А в халате я потому, что за ними надо бросаться сразу же, едва они исчезнут, и к тому времени, когда я кончу одеваться, они уже будут весело прогуливаться в соседней деревне» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

9. «Шеба печатает шаг впереди — ее голубые лапки ступают уверенно и твердо, словно она — сержант женской вспомогательной части на параде. Соломон плетется позади, иногда останавливается понюхать маргаритку или поглядеть через плечо, нет ли там чего-нибудь интересного, а потом бежит догонять ее на длинных тощих темных ногах. Еще минута — и они взлетят вверх по лестнице, остановятся на пороге бок о бок и уставятся на меня с таким подозрением, будто это я, а не они, оставила мячик на лестнице, чтобы Чарльз на него наступил. Так пусть же — даже Чарльз, который осторожно смачивает в ванной холодной водой свои синяки, говорит, что полностью со мной согласен, — так пусть же они подольше будут такими же» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

10. «Нет, Соломон не расшибся. Просто в тот период он увлекся вкушением пищи и превратился, говоря попросту, в пузана, и карниз, на котором висела занавеска, не выдержала его веса. Впрочем, винить его особенно не приходилось — он просто подражал Шебе, которая всегда качалась на занавесках вниз головой, чтобы развлечь Чарльза. Он часто подражал Шебе. Нахальный, шумный, вечно во что-то вляпывающийся, Соломон в душе был маленьким недотепой, который мужественно старался быть самым главным, преуспевающим во всем, тоскливо сознавая, что это далеко не так. А вот Шеба действительно была вундеркиской. Нежная, маленькая, будто цветочек, она бегала быстрее ветра, лазила как обезьянка и обладала выносливостью быка» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

11. «В тот день, когда Шеба загнала комара за картину над бюро и оставила на стене черные отпечатки лап, Чарльз сказал, что нечестно винить кошек за все, что бы ни случилось. Что ей оставалось делать, если он пролетел мимо как раз тогда, когда она заглядывала в камин и испачкала лапы сажей? Когда же я наконец запомню, что сиамские кошки не похожи на остальных, и начну принимать во внимание их бойкость и любознательность?» (Дорин Тови «Кошки в доме»).

12. «Зато Соломон один, без посторонней помощи убил меховое манто. Мы засмеялись, увидев, какое благоговение появилось на его мордочке, когда он узрел это манто и тут же выгнул спину, вызывая его на бой. И мы ни на секунду не задумались, когда владелица погладила Соломона по голове и, говоря: «Ничего, малыш, это ведь просто манто», небрежно положила его на стул в прихожей. А вот Соломон задумался. И, получив свою долю бутерброда с крабовым мясом, тут же ушел в прихожую, где убил манто так обстоятельно, что я и теперь дрожу, вспоминая, во что нам обошлась его починка» (Дорин Тови «Кошки в доме»).
_________________
Это наша кошка. Мы у нее живём.

Тайская Легенда

Моя тема на форуме
Ответить

Вернуться в «ПОЭЗИЯ И ПРОЗА»

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и 1 гость